в чем вымачивать коноплю чтобы перла
марихуана и личность

Toro Growshop — Более 80 банков семян марихуаны и сотни специализированных товаров для коноплеводов с доставкой из Испании в любую страну мира. Об отношениях мужчины и женщины: Муж купил семена конопли. Какие то выведенные, с супер свойствами. Хочет обеспечить себя травой на лето.

В чем вымачивать коноплю чтобы перла про коноплю песня текст

В чем вымачивать коноплю чтобы перла

Очень принципиально то, как они питаются. Метод у всех один: всасывать питательные растворы всей поверхностью клеток и грибниц. Но чтоб всосать, нужно сначала приготовить — и для этого у их есть свои ферменты. Ферменты — самые мощные в природе катализаторы и ускорители био-химических реакций.

Наиболее того, без их реакции вообщем не идут. Под их управлением распадаются полимеры, рвутся различные молекулы — либо напротив, соединяются. Мы выделяем свои пепсины и трипсины вовнутрь, в желудок, а бактерии — наружу. Ферментов у их сотки, у всех свои, и они практически напитывают ими всё вокруг себя. Растворилось — прошу к столу, «компот» готов! Представьте для себя этот живой бульон из «желудочного сока»: в каждом грамме земли под мульчой — млрд едоков, и все, кто может, переваривают всё, что доступно!

Вот здесь растения и получают свою законную долю — массу питательных и активных веществ. Они распластаны под мульчой, выходя далековато за пределы крон. Их задачка — при хоть какой росе, при любом дождике быстро всосать всё, что даст «бульон» бактерий. В это время глубинные, либо водяные корешки достают из подпочвы воду, и с ней толику минералов. Главные разлагатели органики, и в особенности лесной подстилки — грибы. Это самые античные, самые бессчетные и удивительные существа на планетке.

Не растения и не животные, грибы объединяют в для себя возможности и тех, и остальных. Самый мощнейший ферментный аппарат — у их. Самые приспособляемые и изменчивые, самые устойчивые к холоду — они. Питаться могут чем угодно, живут везде, где есть хоть какая-то влага. Там, где освоился гриб, бактериям достанутся лишь «объедки». Пронизывают почву и древесину, делают симбиозы и паразитируют, развивают многотонные грибницы… Но факт: как раз те, что дружественны растениям, живут лишь в естественной среде и не выносят плугов и удобрений.

Разлагая органику, едоки размещаются послойно: чем поглубже слой, тем сложнее перева-ривать дошедшие сюда остатки. Они строго распределили зоны кормёжки, и каждый знает свою часть работы. Вот почему всё так нестабильно и затруднительно, когда пробуют закапывать, запахивать органику, либо компостировать её в отдельных кучах.

Итак, пришла осень — и жёлтые листья летят на землю. На свежачок опада сходу накидываются любители самых лёгких растворимых «компотов» - компания дрожжей, микробов и низших грибов. За ними следуют едоки крахмала, пектина, белков — наиболее мощные грибы, бактерии и актиномицеты. Съев удобоваримое, они уходят, оставив «за столом» наиболее медлительных, но наиболее массивных разлагателей грубой клетчатки и лигнина.

В основном это различные шляпочные грибы, типа опят. Они работают на границе с плотной почвой. Здесь уже одна труха, прожилки. Но и она будет съедена и просеяна ещё ниже. Не забудем и о мёртвых корнях. Они играют двойную роль: и еда, и структура. Конкретно каналы, остающиеся от миллионов корней и корешков — 1-ые квартиры и дороги для почвенной фауны, скорые пути для новейших корней, дрены для воды и «трахеи» для газов.

Эта сеть, вместе с ходами червяков — та самая, настоящая, долголетняя, эффективная почвенная структура, которую наука тщетно пробует сделать с помощью машин. В самом нижнем слое подстилки — самые несъедобные «объедки» пира. Да и кислорода здесь меньше. Остатки органики, грибница, продукты бактерий, их ферменты — всё «выпадает в осадок», склеивается, полимеризуется и темнеет.

Полимеры связываются с минералами земли, создавая тот самый «обменный почвенный комплекс». Это — первичный дерн микробно-грибного происхождения, либо «кислый гумус», «мор». Большущее вольное обилие гумусовых полимеров условно делят на гуминовые кислоты, фульвокислоты и их соли с различными сплавами — гуматы и фульваты. Для нашей практики это не принципиально.

Важнее то, что состав и свойства дерна изменяются от критерий. И зависят они не от состава бактерий, а от начального «корма» и минеральной части земли. Дерн умеренного климата — ежели его не выворачивать на поверхность — живёт чрезвычайно долго. Разлагать его крепкие соединения могут лишь спецы с особо сильными ферментами. Это, снова же, грибы шампиньоны, зонты, навозники, говорушки, дождевики и пр.

Но энергии здесь уже чрезвычайно не много, есть особо нечего, и охотников не много. В итоге наши растения получают незначительно из гумусной кладовой. К тому же, у нас чрезвычайно длинноватая зима — сапрофиты и растения активны меньше полугода.

Потому дерн и скапливается. Дерн — уже не еда, а быстрее очевидец, показатель продуктивности растительного покрова и активности его микробной переработки. Это общий буфер, гарант почвенной стабильности. Это склад-накопитель и среда обмена частей питания — минералов и неких БАВ. А настоящая база жизни — органика растений. Во мокроватых тропических лесах, где дерн разлагается весь год, он не скапливается. Его практически нет в почвах — весь съедают! Но растения растут буйно, и живности — тьма.

Всех кормит опад, и всех поддерживает уплотненная связь — обмен меж различными видами. Обмен в сотрудничестве! Итак, роль сапрофитов проста: расщеплять и усваивать то, что дали растения. Это «от-кормочный цех» и «кухня» земли. Бактерий здесь плодится тьма тьмущая. В лесу их больше, чем червей: до г на кв. Выделяя свои продукты, они равномерно отдают питание обратно растениям, а остатки неусвоенной органики перебегает в состояние наиболее стабильного дерна.

Кстати, а какова судьба «откормленных» микробов? Открыв, к примеру, Ю. Слащинина, можно прочесть, что они массово гибнут, а их трупы — «перегной» - достаются растениям. Остальные пишут, что бактерии массово поедают друг друга. Кто же прав?.. На самом деле, в природе нет ни массовой смерти бактерий, ни массового взаимопожирания. Не могут бактерии просто взять и умереть. Хоть какое ухудшение критерий — и они уходят в ана-биоз: преобразуются в споры, собираются в микроколонии, окукливаются в цисты, и так могут де-сятилетиями переждать всякую засуху либо бескормицу.

Когда кончается корм, колония поначалу растворяет собственных же аутолиз , и на их продуктах откармливает продолжателей рода. Те наелись — и, снова же, в цисты и в споры. Кстати, конкретно так почти все ризосферные прикорневые бактерии помогают корням: отработав, аутолизируются — ешьте, что успеете! Здесь уж, естественно, едят все, кто рядом оказался — кто что ухватит. Естественно, случается в почве и направленный паразитизм: одни могут лизировать остальных, чтоб впитать их сахара либо белки.

Но в природе этого немного: сапрофиты отлично могут защищаться, а сами друг друга не едят. В общем, «труп микроба» в почве — раритет. Ну, разве что, ежели вывернуть на поверхность, почти всех микробов убьёт ультрафиолет. Либо шарахнуть почву гербицидом, либо фунгицидом — здесь уж сдохнет всё, что попалось под руку с опрыскивателем.

Но это уже наши «изобретения». Растения, как уже упомянуто, «есть микробов» не могут — у их ферментов для этого нет. Есть, правда, плотоядные растения — те и насекомых переваривают, и даже лягушек. Но в наших садах они не водятся. Видимо, больше всего живых бактерий поедает почвенная фауна — с кормом. В компостной куче либо под мульчой практически весь объём могут переработать червяки, и большая часть бактерий пройдёт через их кишечный тракт.

Но половина их выйдет наружу живой, да ещё в компании сотоварищей. В общем, в почве всё время пульсирует, преднамеренно умножается и тухнет неизменный контингент бактерий, их спор и цист. Нам принципиально, что численность активных кадров зависит от корма, воды и тепла на данный момент. Сиим и определяется, в био смысле, скорость общей гумификации. Итак, с микрофлорой ясно. Но есть ещё почвенные животные.

Параллельно с бактериями и грибами, и так же послойно, работает различная почвенная жив-ность: до этого всего червяки, потом насекомые, моллюски, многоножки, мокрицы и всякая мелочь — клещи, ногохвостки и остальные, вплоть до инфузорий. В их кишечниках тоже работают микробы-сапрофиты, но свои. Свои у их и ферменты — и собственный конечный продукт. Жуя прелые листики, они пожирают и массу «отъевшихся» бактерий — это их белковый корм.

Кстати, древний симбиоз! Так же поступают и жвачные животные: подкармливают сеном и травой, а коза так просто хворостом, собственных «пищеварительных» бактерий — а позже и усваивают их практически половину. Незапятнанный белок! По оценкам самой долгоживущей цивилизации — японцев — человеку необходимо в день не наиболее 20 г пищевого белка.

Остальное он так же получает из собственного кишечного тракта. Естественно, ежели питается, как нужно, и не убивает свою микрофлору всякой химией вроде фармацевтических средств. Наевшись, почвенная живность отрадно ползает, лазает и роет массу всяких ходов. В особенности преуспели в это червяки.

Практически, они рассеивают бактерий — то есть по-своему гумифицируют органику. Опосля их появляется уже «сладкий гумус» — «мулль». Он намного питательнее и на биологическом уровне активнее, чем мор. Растения всеполноценно питаются благодаря продуктам ризосферных бактерий, выделениям сапрофитов и помёту почвенных животных. Дерн — это их стабилизированные «экскременты». И даже углекислый газ, растворяющий минеральные и гуматные комплексы — их «газообразный кал» , конечный продукт распада органики.

В общем, гумусный слой земли, слой дерна под мульчой, зрелый компост — всё это, по сущности, большущая общественная «какашка» червяков, грибов и бактерий. Вспоминаются степные чернозёмы с гумусным слоем наиболее 2-ух метров… Но нельзя не упомянуть ещё о одной роли дерна. Он не лишь буфер земли — он буфер для всей биосферы.

Мы, цари природы, сейчас выделяем в биосферу около 10 миллионов видов ядовитых веществ. Какашки человечества! И мы издавна уже должны были бы отравиться и задохнуться в собственных отходах. Но, к счастью, есть гумусный слой. Конкретно он связывает и удерживает соли томных металлов, радионуклиды, ароматические углеводороды, пестициды и остальные ядовитые вещества. Дерн — био фильтр земной суши. Но его ёмкость не беспредельна, а мы стремительно распыляем его запасы. Кажется, пора заметить: корм и едоки — далековато не всё.

Биология и биохимия — только ма-териальные следствия. Предпосылки - в биоинформации живых созданий. Как и всё живое, почва — среда энерго-информационная. о этом — своя глава. В степях — выше: там появляется намного больше органики. Под слоем дёрна в раз больше червяков, меньше грибов и больше микробов. Дерн скапливается скорее, выходит наиболее богатым. Но это в природе. Мы же можем не просто давать ещё больше органики, но и регулировать её качество.

Штат гумификаторов зависит от состава органической мульчи. Ежели это опилки, кора либо трава, то работать будут в основном грибы, а червяки — доедать их остатки. А вот ежели это навоз, компостная консистенция, травка, листья — здесь будут хозяйствовать червяки, и мульча будет практически полностью преобразовываться в биогумус.

И, кстати, никто не распределит его в почвенном слое лучше самих червяков. Их очень просто развести; в режиме поддержки они живут стабильно и работают непревзойдённо продуктивно. В природном земледелии им кандидатуры пока нет. Почему, говоря о почвенной фауне применительно к нашим садам, мы имеем в виду в основном червяков. На данный момент разведение червяков — вермикультура — стремительно развивается во всём мире. На-бирает оно обороты и у нас. Толчок этому отдал энтузиаст червяков, доктор А.

Он по-казал: обыденный компостный червяк просто одомашнивается. Попав в безупречные условия, он быстро увеличивает прожорливость и продуктивность. И посоветовал: для собственных нужд умнее одомашнивать местных червяков — они лучше адаптированы к вашим условиям.

Компания «Грин-Пикъ» г. Ковров , а за ней и почти все остальные конторы, освоили промышленную черве-переработку навоза и иных органических отходов в биогумус. А на его базе сделаны различные биоактивные вытяжки Гумисол, Гумистар и пр. Это здорово, но всё это — не для природного земледелия. Во-1-х, все эти удобрения очень дороги. Во-2-х, от хранения ценность их сильно понижается.

Но основное, они не подменяют живых червяков - н е делают активный возврат в круговороте, до конечного окисления углерода- СО2. Самого главенствующего питательного элемента растений. Смысл ведь не в самом «удобрении», а в разработке повсевременно работающего конвейера почвенного питания. Для чего брать то, что сами червяки непревзойденно делают прямо в грядках, заодно создавая структуру, разводя бактерий и принося растениям прочую пользу? Одомашнить червяков несложно. Для компостирования необходимы конкретно компостные червяки, для мульчи — подстилочные.

Они работают конкретно меж мульчой и почвой, поедая органику и делая вертикальные ходы для откладки коконов. И те, и эти — маленькие красно-кольчатые черви из рода Essenia. Лучше учитывать их адаптацию к корму: для соломенно-лиственной мульчи берите их в лесной подстилке, а ежели там есть навоз и пищевые отходы — в древнем навозном перегное.

А лучше взять и тех, и остальных. Просто выпустите их под мульчу — и добавляйте её часто. Местные червяки отлично зимуют под снегом, уходя на лучшую глубину. Червяк — животное, и при любом дискомфорте испытывает стресс: замирает, уходит вглубь и навечно теряет активность, а то и гибнет, отложив коконы.

Желаете развести быстро и побольше — придётся всерьёз создавать удобные условия. В промышленной вермикультуре самое тяжелое и хлопотное — условия в буртах. Их поддерживают намного поточнее, чем для растений в теплицах. Самое важное: все червяки гибнут от аммиака. Подкармливать их можно лишь выветренным навозом. Узкий слой навоза, да ещё поверх старенькой мульчи, быстро выветривается, но всё же червяки не будут работать, пока в нём есть аммиак.

Пересохло — червяки уходят вглубь, очень мокро — выползают из буртов, отыскивают наиболее сухое место. Лучше всего укрыть слой навоза травой. Не переносят чрезвычайно кислой рН ниже 5,5 либо чрезвычайно щелочной рН выше 8,5 среды, почему — никаких солевых удобрений! В добротных критериях каждый червь а они — гермафродиты может «родить» за лето червят, которые взрослеют за пару месяцев.

Живут червяки, по различным данным, от 5 до 15 лет. В общем, золото, а не звери! Мы, садоводы, не собираемся продавать червяков зоотехникам, фармакологам либо косметологам. Нам важен один продукт червяков — копролит, практически «какашка-камушек».

Пропуская через кишечный тракт почву либо корм, червяки оставляют сзади себя копролиты. А на грядке, в которой их подкармливают и разводят, ещё в несколько раз больше. На данный момент учёные вторят друг дружке: копролит — неповторимое явление природы, не имеющее аналогов. По составу это устойчивый комплекс минералов, органики, пищеварительной слизи и БАВ, куда вмурована определённая сапрофитная микрофлора, в том числе и ризосферная. Копролиты — активные центры расселения полезной микрофлоры.

Корневые кончики отыскивают копролит «на нюх». Найдя его, получают лакомую порцию питания, толчок в росте — и тянут подходящих микробов далее за собой. К новеньким копролитам! А в их — бактерии от остальных червяков. И все эти бактерии обмениваются генами.

Не достаточно того: пищеварительные бактерии червяков могут отдавать фрагменты генома и червякам, и растениям — это установлено точно. Вот такие вот, системообразующие какашечки! Будучи устойчивыми к вымыванию, копролиты удерживают питательные вещества, понижая вы-щелачивание почв.

Будучи плотными и гигроскопичными, укрепляют землянную структуру. Конкретно устойчивостью различается степная целина — пока её не разрушит плуг. Прибавим сюда нескончаемые ходы червяков — часть данной устойчивой структуры. Их сети располо-жены и горизонтально, и вертикально — мудрая, непостижимая для нас архитектура!

Это и эффек-тивный мелкие камешки, и «трахеи» для почвенного дыхания, и вместилища копролитов, и общежития для почвенной живности, и магистрали для скорого и удобного роста корней. В конце концов, не забудем и о санитарной роли червячных бактерий. Выделяя свои лекарства, они приметно оздоравливают почву. Есть в копролитах и молочнокислые бактерии — известные неприятели гнилых бактерий.

В обычном биогумусе нет патогенов. И здесь принципиально кое-что уточнить. Но червекомпост , как «удобрение» нужен только при горшечной культуре. Ибо это уже ка-кашка. И питание растений будет идти не по динамическому типу от процесса разложения орга-ники , а по второстепенному - Гумусовому типу.

На грядках и в садах, применение хоть какого ком-поста- это зряшная растрата средств. Это консервы, а не еда. Дерн, компост, перегной и даже навоз для их — как бы одно и то же. Нередко всё это именуют общим словом «органика». Так они выражают своё отношение: «органика хороша неважно какая, и нечего здесь усложнять». Это правильно, но только в том смысле, что хоть какая-то органика лучше, чем никакая. Но в осознание почвенных действий это вносит страшную неурядицу.

Дерн — конечный продукт ферментативного распада органики. Компост в переводе — «смесь различного, смешанный» — продукт естественного, правильного, микробно-черве-грибного процесса гумификации. То есть, ферментативного разложения, либо био окисления органики.

В целом это аэробные продукты, разлагаемые в присутствии воздуха. Лесная подстилки либо дёрн в природе распадаются в основном аэробно. Отсюда их хим и микробный состав, комфортность для корней, и основное — санитарная чистота, отсутствие патогенной микрофлоры. И углекислый газ, как конечный продукт окисления, база питания растений.

И поставщик его- органика почв.. Навоз помёт животных и перегной, то есть навоз, перегнивший в куче — продукты ана-эробного процесса: гниения либо брожения. Нигде в природе вы не найдёте огромных навозных куч! В их долго нет воздуха, и состав бактерий совсем другой. Это работают термофильные бактерии — им жар не страшен. Мы радуемся: куча обеззараживается! Да, почти все патогены гибнут — но далековато не все. Зато аэробные сапрофиты вымирают.

Гибнут и пищеварительные бактерии — защитники от патогенов. Остаются гнилые бактерии — и ещё долго переваривают белки навоза. При этом выделя-ются их ядовитые зловонные полупродукты бескислородного распада: сероводород, метан, индол, скатол и пр. Естественно, позже, когда куча уже перестаёт «пахнуть», она начинает дышать, и в неё прорастают сапрофитные грибы — с поверхности начинается аэробный процесс.

Но гнилые бактерии никуда не делись. А посреди их тьма всяких бацилл и кокков — возбудителей раневых зараз, гангрен и иных заболеваний. Практически — создателей «ГНОЯ». И грибные заболевания сохранились, поэтому что нет сапрофитов с их антибиотиками. В природе такое бывает только изредка и недолго — в трупах, в ямах с водой да в свежайшем по-мёте. Но для почвообразования гниение не типично. Видимо, напрасно, имея в виду почвенных мик-робов, Ю.

Слащинин подчёркивает этот корень: «переГНОЙ». Естественно, слово есть слово. Традиционно «перегноем» у нас именуют уже вполне выветренный навоз, отлежавший минимум года два. Видимо, основное здесь не «гной», а «пере», в смысле «уже издавна перегнил». Но и таковой перегной — не компост. Есть один метод природного внесения навоза: в виде мульчи, узким слоем на почву, как это делают все животные.

В конце концов, органика — это, в серьезном смысле, всё органическое: и мёртвое, и живое. В ор-ганическом земледелии принято именовать «органикой» неживую часть органического вещества. В этом эссе мы поступаем так же. Но в опытах нужна ясность. Допустим, вы сравниваете различные содержания дерна, который называете «органикой» - и не видите большой различия. Позже догадываетесь отсеять растительные остатки — и сходу получаете разницу.

Как досадно бы это не звучало, схожих опытов у нас достаточно много! Накопители и кладовщики обогащают почву питанием, БАВ, энергией. Для кого всё это? Для растений. Круговорот замкнулся — всё возвратилось к ним. Проснувшись по весне, корешки начнут изо всех сил «высасывать» растворённую мульчу, добывать воду и еду для ростового взрыва. И вот здесь их возьмут на попечение симбионты: прикорневые бактерии и микоризные грибы. Это уже не накопители и кладовщики — напротив, это добытчики, транспортёры и доставка на дом.

Их задачка — дать скопленные запасы обратно растениям. И это уже — о почвенных биопрепаратах. Чтоб произвести питательные вещества в виде дерна, необходимы сапрофиты и червяки. А чтоб досыта накормить растения, нужны симбионты-добытчики. О их и побеседуем.

Его обеспечивают ризосферные бактерии и грибы-микоризообразователи. Активно стремясь выжить, растения реагируют, «думают», наверняка, не столько кроной, сколько корнями. Поточнее, их молодыми возрастающими кончиками, где растут корневые волоски, что по-казано различными опытами.

Эти корни — активная зона обмена. Они не лишь всасывают растворы. Они выделяют в почву различные БАВ, сахара и даже аминокислоты. Для чего? Так они преднамеренно завлекают и разводят подходящих бактерий и грибы. Колонии этих симбионтов окружают корешок плотным «защитным чулком» и растут совместно с ним.

Вдумаемся: природа не расходует напрасно ни одной молекулы, а здесь — практически половина всей энергии! Естественно, растения растрачивают её не даром: в обмен они имеют полное и всестороннее почвенное сервис, без которого у их не было бы шансов выжить. Бактерии ризосферы прикорневой зоны отлично исследованы. Это различные сапрофиты, любители сахаров и иной вседоступной еды. Кто-то фиксирует азот воздуха, кто-то переводит его в обыкновенные соли, кто-то растворяет фосфор и калий, кто-то поставляет микроэлементы, кто-то раз-лагает крепкие гуминовые соединения.

И все, как зеницу ока, берегут собственных кормильцев от на-падения патогенов — выделяют целые комплексы фитонцидов и лекарств. К примеру, сапрофитный гриб триходерма — до 60, псевдомонада — до 40, а сенная палочка — около 80 «лекарств». В природе растения не мучаются от корневых гнилей, как на полях! Самое важное: ассоциация ризосферных бактерий управляется самим растением. Выделяя то либо это, растение практически заказывает, что ему на данный момент необходимо.

К примеру, нужен азот — выделяет углеводы и сигнальные вещества для азотофиксаторов. Те съели всю свою порцию, дали пайку азота — и сошли со сцены: ужались, аутолизировались, окуклились в цисты. Сейчас нужен фосфор, и растение кое-чем кормит фосфомобилизаторов.

Псевдомонадам нужен азот, и корешки выделяют аминокислоты. И так весь сезон: корешки растут, и вокруг их всё время «дышит» состав, «качается» численность обслуги. По другому говоря, ризосфера — не просто поставщик, но и дозатор. Те фантастические датчики, с помощью которых учёные выращивают в фитотронах неописуемо продуктивные растения — вот они.

Ежели есть все условия для бактерий, растение употребляет их по максимуму. И всё же ризосфера поставляет в основном азот. Крохотным микробам и микрогрибкам, хоть их и триллионы, не доступен большой объём земли. Сравните с ними шляпочный гриб: центнеры его грибницы могут пронизывать сотки кубометров земли. И представьте, вся эта живая масса впрямую подключена к корням растений! Этот альянс — и есть микориза, практически — «грибокорень». Поглощающая поверх-ность грибниц в сотки раз больше, чем корешки растений.

Некие грибницы расходятся на сотки метров и весят по нескольку тонн! И ежели растения могут усваивать лишь «юный», подвижный дерн, то грибы с их ферментным арсеналом — практически всё: и крепкие гуматы, в числе коих и фосфаты, и клетчатку с лигнином, а уж органику просто глотают, не жуя. Ещё на заре развития растительного мира растения и некие грибы отыскали друг друга, и с тех пор совместно. Большая часть земных растений делают микоризу с дружественными грибами.

Их эволюция совместна и закреплена генетически: «микоризные» гены у растений издавна найдены, как и «растительные» у грибов. Практически, правильнее говорить о микоризе, как о самостоятельной, особенной форме питания растений. Оно у растений воздушное углеродное , водно-минеральное, микробно-ризосферное — и микоризное. Микориза — не исключение, а правило для природных почв. Судя по всему, и садовые рас-тения повсевременно мучаются без микоризы — ведь в пахотных почвах эти грибы жить не могут.

И вот парадокс: дельную информацию о микоризе отыскать чрезвычайно трудно. Этих исследований очень не много. О ней знают только немногие микологи учёные-грибоведы , лесоводы да продвинутые дендрологи древоводы. Микориза для садов и огородов — тэрра инкогнита, белоснежное пятно в науке. Что ж, означает, мы сами должны заполнять его для себя! Микориза — плотный контакт, практически срастание.

Грибница может обволакивать корешки поверхностно эктотрофная — «снаружи питающаяся» , врастать прямо в клеточки своими выростами эндотрофная — «внутри питающаяся» , либо создавать какие-то переходные формы. Тут тот же взаимовыгодный обмен: растения грибам — органику, грибы растениям — воду и свои растворы, как минеральные, так и органические.

Причём, судя по всему, в больших количествах: подключившись к грибу, почти все растения даже перестают растить корневые волоски! А некие вообщем без грибов жить не могут. Вспомните хотя бы вересковые, брусничные микориза , облепиху; орхидеи без собственного гриба даже не прорастают. Ежели ризосферная микрофлора — спец магазины, то микориза — супермаркет. Корешки постоянно отыскивают пригодную грибницу, и в особенности усердно, когда чего-то не хватает в питании.

Практически все ботанические семейства — микоризники. А вот грибы — далековато не все, а только те, кто привык питаться глюкозой растений. Сахарами растения их и завлекают — как и вообщем всех помощников. Итог один: усиленный обмен продуктами и настоящее питание растений. До этого всего — снабжение водой. Основная беда наших растений — недостаток воды. В среднем, на килограмм плодов-семян растения растрачивают л.

воды! При хоть какой нехватке воды растения здесь же замирают: понижают испарение и резко уменьшают фотосинтез. Для их это метод выжить, но для нас — утрата в развитии и урожае. Наши шланги и лейки — не выход: практически вся эта вода здесь же испаряется.

Таковой полив только охлаждает и засоляет почву. А вот микориза — реальный насос. В природе она исключает аква недостаток, усиливая по-дачу воды нередко на порядок. С водой поступают растворы минералов, а от самого гриба, для стимуляции растения — витамины и остальные БАВ. Особо принципиальна поставка калия К и фосфора Р — самых принципиальных для развития и плодоношения минералов. Р и К впрямую определяют закладку цветковых плодовых почек, а означает и само плодо-ношение.

Ежели их не хватает, сбор понижается, а может и вообщем не заложиться. Их запасы в почве огромны, но калий быстро вымывается, а фосфор, напротив, чрезвычайно тяжело растворить. Фак-тически, нередкий недостаток Р и К — итог отсутствия микоризных грибов.

Лишь они дают эти элементы строго по потребности и сбалансировано. Никакие удобрения не в состоянии соблюсти таковой режим. Но прямой недостаток Р и К — лишь часть препядствия. Это — обыкновенные рабочие. А есть ещё и прорабы — гормоны развития.

Закладкой плодовых органов правят конкретно они. И здесь раскрывается ещё одна, может быть, основная роль микоризы. Установлено: гормоны могут поступать в растение извне — через микоризу. Каким образом? Сами грибы вряд ли образуют настолько специальные вещества. Зато они могут создавать «коммуни-кационные сети». Опыты с внедрением «меченных атомов» показали: гриб подключается не к одному, а сходу к почти всем растениям — и связывает их в единую систему!

И питательные вещества, и гормоны, и БАВ циркулируют через грибницу от 1-го растения к другому, поддерживая жизнь всей группы. Растения, практически, могут подкармливать и провоцировать друг друга. Не поэтому ли сеянцы поблизости «родителей» развиваются лучше?.. Но биохимия — ещё не всё. Разумеется, микориза — энерго-информационная система связи через корешки. Известно: повреди одно растение — здесь же реагируют и его соседи. Не микориза ли виновна в настолько стремительной реакции?

Молдавский академик С. Маслоброд установил: живые клеточки и части растений активно разговаривают с помощью моментальных кодированных электромагнитных сигналов. Почему грибница обязана быть исключением? Нельзя забывать и о информационной памяти самой воды глава о этом — ниже.

Вода — система молекулярных кластеров, водянистый кристалл, практически считывающий информацию со всего, с чем соприкасается. Вероятнее всего, симбионты разговаривают и через воду. Природная вода, проходя через грибницу, несёт растению отчёт о потребностях гриба. Раствор, поступающий от растения, несёт грибу данные о нуждах растения.

Нам принципиально следствие этого общения: гриб интенсивно конфискует «лишнюю» глюкозу, давая растению всё для её новейшего синтеза. Практически, микориза провоцирует усиление фотосинтеза. Это даёт нам серьёзные шансы наращивать сбор. Итак, перечислим функции микоризы. Настоящее питание и подача воды, передача гормонов и инфы, в целом — связь растений, создание устойчивых растительных систем, поддержка цельности биоценозов.

Вот так, ни много, ни мало! А ежели вспомнить и про обмен генами, то ясно: с корнями сотрудничает цельная, неразрывная система «грибы — бактерии — простые — фауна». И в ней царит таковой интенсивный обмен и продуктами, и информацией, который мы не в силах даже во-образить.

И заметим: всё это — древнейшие природные механизмы. В наших копаных и паханых почвах они убиты: полезным грибам здесь тяжко, фауны очень не достаточно, а микрофлора наполовину патогенная. И это — база нашей «агрокультуры»!

Может, поэтому и растут наши растения, как одинокие путешественники в пустыне: мучаются, хворают и плодоносят не каждый год? И клянут судьбу, попав в горшки, стерилизованные теплицы и «вспушенные» грядки, и морщатся, глотая удобрения и яды?.. То «прут в лопух» и практически не пло-доносят, то покрываются плодами и чахнут?..

Но почаще всего — вынужденно, от ужаса, для скорого продления рода. Это норма для нашей агрономии. Но не нужно путать недостаток и обычное питание! На самом деле, наши растения могут быть нормально накормлены. И обслужены, и соединены меж собой. Они могут и бурно расти, и отлично плодоносить каждый год, без периодичности и утомления. Это может быть — ежели их обслуживают микоризные грибы и симбионты ризосферы, а помогают им червяки.

В этом и состоит сущность природного земледелия. Но всепригодны в этом плане грибы сапрофитосимбионты. Которые и «кушают» мульчу орга-ническую, и подкармливают растения. Осталось упомянуть о разнице климата. Благо, ежели вы живёте на юге. Юг — это вероятный недостаток воды при излишке тепла и пи-тания. Воду можно отдать, сохранить под мульчой, и тогда бактерии в почве настолько деятельны, что растения нередко жируют и без микоризы. У нас, сибиряков, наоборот: воды много, а вот тепла — недостаток.

И питания в почвах мало. Здесь хозяева — грибы, самые холодостойкие сапрофиты. Ферменты грибов работают при наиболее низких температурах. Известно: чем севернее, тем больше микоризы в биоценозах — и на неё одна надежда. Нашим спасением может стать микориза с садовыми растениями.

Несколько лет назад Кузнецов А. Практически все они — известные сожители с деревьями. Советуем это и для вас. Брать можно белоснежные, подосиновики, подберёзовики, дубовики, подтопольники имена молвят сами за себя! Не стоит брать и откровенных потребителей органики.

Это шампиньоны, зонты, навозники, говорушки… Их лучше применять, как помощников в компостировании мульчи. Так как не понятно, какой гриб с кем задружит, лучше набирать побольше различных. И лучше брать их в старенькых, заброшенных садах — наверное они уже породнились с плодовыми де-ревьями. Здесь мы находили свинушки, грузди, волнушки, сыроежки, мухоморы, поганки.

Можно пойти и в магазин. Есть готовый биопрепарат триходермин — сапрофитный грибок триходерма «зелёная плесень». Он очень распространён в мульче и растительных остатках. Хотя он и не создаёт огромных грибниц, но плотно сотрудничает с питающими корнями, а некие виды образуют подобие наружной микоризы. Вносить грибы просто. Можно вымачивать спелые шляпки и поливать мульчу «грибной водой».

Можно сушить шляпки, молоть и добавлять в грядки, под деревья. 1-ые результаты нас обнадёжили. И мы, и остальные «природники» нашли много грибов, в том числе и шляпочных, которые повсевременно селятся под мульчой. Но самыми увлекательными оказались грибы порядка Веселковые. Что это за грибы, чем полезны и что могут Веселковые для садовых растений и садовода?

Они входят в группу порядков Гастеромицетов, либо Нутриевиков. Гастеромицеты, в основном, почвенные сапрофиты сапротрофы. И растут повсеместно. К примеру, такие как дождевик шиповатый Lycoperdon perlatum — космополит, возрастающий на всех континентах, за исключением Антарктиды, виды родов Порховка, Звездовик, Головач и остальные бессчетные роды и виды, встречающиеся в лесах и на открытых пространствах: на лугах, пастбищах, в степях, пустынях и даже на прибрежных песочных дюнах.

Некие виды образуют микоризу с древесными породами. Это виды рода ложнодождевик Scleroderma и порядка Веселка Phallus и др. Часть видов — сапротрофы на растительных остатках: на мертвой древесине, валежнике ксилотрофы , остатках травянистых растений. К ним в основном относятся виды родов Круцибулюм Crucibulum , Бокальчик Cyathus , Сфероболюс, дождевик грушевидный Lycoperdon pyriforme , встречающийся нередко и большими группами на разных гнилушках.

Некие виды гастеромицетов употребляются в народной медицине и нестандартной медицине. Так, некие виды порядка Веселковые, перечисленные выше, использовались против подагры и ревматизма. Юная белоснежная глеба головача лилового Calvatia lilacina и головача пузыревидного Сalvatia utriformis , которая, находясь под перидием, остается стерильной, применялась как кровоостанавливающее средство при ранениях.

Аналогичным методом использовалась глеба обширно всераспространенных дождевиков. Зрелую глебу Пизолитуса красильного Pisolithus tinctorum из порядка Ложнодождевиковых употребляли в Южной Европе для получения желтоватой краски. В перспективе предстоит исследование Гастеромицетов как источника лекарств и остальных биологи-чески активных веществ, которые пока обнаружены у маленького числа видов.

У Лангерманнии огромной и неких видов рода Головач найден антибиотик кальвацин, подав-ляющий развитие неких опухолей. У Веселки обычной найден целый список веществ, активизирующих иммунную систему орга-низма Итак, группа порядков Гастеромицеты включает более известные грибы: Порядок Веселковые, либо Фаллюсовые — Phallales более известные роды: Веселка, либо Фаллюс — Phallus Pers.

И все они могут быть полезны в практическом садоводстве и земледелии, при Биотехнологии растениеводства по природному динамическому типу. В особенности, при использовании в качестве мульчи органических остатков древесного происхождения, листьев, грубых травок. Почти все из их всепригодны, как Веселковые, и являются сапрофито-симбионтами. И при том, не лишь с древесными культурами, как это описывается в официальных научных источниках, но и с большинством травянистых растений и кустарников ягодников.

Это уже наши долголетние наблюдения. А пока следует уточнить, что грибы порядка Веселковые: Веселка обычная, Сетконоска сдвоенная и Мутинус собачий, имеют на сейчас основное значение в Биотехнологии земледелия по природному динамическому типу, как сапрофито - симбионты. То есть, как всепригодные грибы, в плане внедрения эктомикоризных грибов большая часть шляпочных лесных грибов на древесных культурах в критериях средней полосы Рф и северных областей, в любительском садоводстве.

Как база динамического питания садовых растений, по типу природного, конкретно в грибном варианте данной для нас технологии, а не лишь ЭМ. Поэтому как остальные грибы этого типа - микоризообразующие, пока никак себя не показали конкретно на садовых древовидных и кустарниковых растениях. Может быть поэтому, что строгие микоризообразующие грибы симбионты культивировать, пока, трудно. Они не постоянно приживаются и требуют реакции растений на создание симбиоза.

А это возникает, как правило таковая реакция растений , при неблагоприятных критериях нехватке питания , или особенных критериях влияния общества растений а не монокультуры. Что, в принципе, не имеет актуальности при Биотехнологии природного землеДелия. Когда растения вполне обеспечены всем нужным за счет внешнего почвенного пищеварения ЭМ и грибов сапрофитов.

Питательные вещества растения поглощают от ферментативного расщепления свежайшей органики конкретно из мульчи под ними. То есть, у растений, как бы и нет нужды в разработке микоризы, при обильном динамическом питании за счет почвенных сапрофитов - бактерий ЭМ и грибов.

Другое дело, грибы нестрогие симбионты, поточнее сапрофито-симбионты, у которых смешанный тип питания. В обыденных критериях они наслаждаются только органической мульчой в собственном питании. Но, в случае нужды образования плодовых тел , могут создавать и микоризу с растениями. Это чрезвычайно принципиальный факт. Такие грибы легче культивировать.

Поточнее огласить, в их культивировании совсем нет заморочек. Принципиально только подыскать нужный субстрат для заселения спорами гриба и дальнешего выкармливания мицелия. И сиим мицелием заселить органическую мульчу под растениями. А это уже технологические тонкости. Но о их пока говорить рано. Этот вопросец в стадии исследования. Одно могу огласить точно, они обожают обильный слой органической мульчи с неизменными критериями влажности и прогрева. Растут медлительно, и 1-ые плодоносящие тела возникают в местах засева спор, либо внесения мицелия только на год.

В отношении микоризообразования есть основание предполагать, что все три гриба: Веселка обычная, Сетконоска сдвоенная и Мутинус собачий образуют микоризу не лишь с древесными растениями в природе, но и с плодовыми культурами: грушей и яблоней, ягодными: жимолостью, малиной и земляникой, и даже травками. И вот почему. На корнях растений при выкопке была достоверно найдена микориза этих грибов. Не считая того, эти грибы просто уживаются меж собой и с иными видами, даже таковыми, как рядовки.

Органический субстрат эти грибы осваивают весь вполне, по всей местности роста грибов. Мульчирующий слой из органических отходов весь, на всю толщину пронизан белоснежными маленькими и большими гифами «грибницы» Веселки, Сетконоски и Мутинуса, и в виде тяжей, схожими на корешки растений.

Мицелий белоснежного цвета, с приятным грибным запахом. Его не спутаешь с мицелием остальных видов грибов, не относящихся к этому порядку Веселковые. А вот меж собой, мицелий этих видов грибов: Веселки, Сетконоски и Мутинуса, отличить, фактически, не может быть. Можно найти вид гриба, и какому виду принадлежит мицелий, лишь опосля вступления в пору плодоношения. Охват территорий грибами этого порядка Веселковые большой, и эти виды не пересекаются, хотя соседствуют.

И ведут себя идиентично. К концу сезона мульчи практически не остается. Но ежели воды не хватает, и мульча высыхает, то грибы перестают «работать», и мульча лежит как «склеенная», про-низанная мицелием до самого верхнего слоя. Как бы, «законсервированная». И с ней ничего не происходит.

Видимо выделения грибов так массивные, что подавляют всякую микрофлору, в особенности патогенную, не позволяя мульче распадаться иным методом. Почему эти грибы на наш взор предпочтительней для грибной Биотехнологии по природному типу?

1-ое, поэтому что они массивные. Их ферментативный аппарат способен разрушать всякую древесную мульчу, и даже свежайшие опилки хвойных. Ежели гриб поселился, он захватывает местность до 5 метров в поперечнике. И живет на данной местности годами. 2-ое, они не просто сапрофиты, но и симбионты. Делают неизменный симбиоз с растениями. Растения от этого получают очень вероятное и сбалансированное питание по всем компонентам.

Не считая того, получают фитогормоны, ускоряющие вступление в пору плодоношения. И остальные специальные активные вещества, исключающие заболевания. Третье, они целительные, и дают массу плодов. То есть эти грибы, не считая технологических целей «динамического плодородия» динамического питания растений , ещё можно культивировать ради пищевых и целительных свойств. Может проявлять фитотоксичность.

B1 - антиокислитель. Поливинилпирролидон в качестве загустителя добавил бы. Поглощает фенолы. Это расширило бы применимость аналога. Чего же бы я точно не стал бы делать - это применять корневин в качестве источника ИМК. Сейчас её в порошок намешали, завтра - нет, послезавтра - непонятно. Про ПВП любопытно, буду мыслить, полимер довольно доступный те же аптеки. А что лучше употреблять, какую форму?

Начинать с кристаллического? Употреблять только единственного гелеобразующего компонента? ИМК - лишь через лабы. ПВП разной молекулярной массы бывает. Всё зависит от этого. Читал где то, что мед вроде как помогает при заживлении сломаных ветвей. Может его как загуститель? Сори ежели туплю, просто предположение. Чем больше читаю Раствор делается в изопрапаноле и черенок погружается на 5 секунд кончиком в таковой раствор, позже просушивается и высаживается. Для просто укореняемых кустарников и деревьев употребляют либо одну нафтилуксусную кислоту концентрации от до ppm либо с маленьким добавлением индолилмасляной.

Эти ауксины владеют чрезвычайно мощной активностью. Четырех-пяти вариантов концентраций традиционно хватает что бы укоренить фактически все растения. Ауксины чрезвычайно незапятнанные и выпущены специально для укоренения растений на 3 стадии микроклоналки, как пишут конторы "plant cell culture tested". Вообщем удивительно, что они стали применять индолилмасленую - нафлилуксусная постоянно идет главным ауксином в западных консистенциях а индолил маслянная как добавка.

Кстати, индолил масляная воняет как и гетероауксин и кофейного цвета а нафтилуксисная не пахнет и чисто белоснежного цвета это ежели говорить о порошках. При растворении нафтилуксусная дает прозрачный раствор а индолилмасленная как и индолилуксисная - коричневатенький. На нем адсорбируют ауксил и позже высушивают. Когда вы бросаете порошок в раствор часть ауксина растворяется в воде, при этом в форме кислоты растворимость в воде малая.

Ежели в корневине натривая либо калиевая соли ауксина, то они растворяются намного лучше. Вообщем применение талька вызвано лишь удобством использования и возможностью хранить продукт в сухом виде при комнатной температуре. В растворах ауксины в особенности индолилуксусная кислота довольно быстро окисляются и поэтому растворы лучше делать за недельку до внедрения либо хранить в черной пробирке в морозильнике.

И обмакивание и полив и замачивание и опрыскивание - это все варианты внедрения ауксинов, лишь в каждом случае нужно использовать известную концентрацию продукта. Ежели употребляется замачивание поставили в раствор черенка в аква растворе ауксина то концентрации ауксина от 50 до ppm; При опрыскивании поверху либо при полном погружении черенка в аква раствор ауксина концентрации от Этими концентрациями поливают землю вокруг черенков.

Индолилмасленная, пахнет не так сильно как индолилуксусная но запах тоже приметен и он таковой же как у индолилуксусной так как запах определяется индольным кольцом, а оно находится у обоих соединений. Индолил масляная быстрее всего наименее летуча и поэтому запах слабее. По идее корневин должен тоже пахнуть, в особенности при растворении в воде, но так как не понятно какая там концентрация индолилмасляной кислоты запах может быть слабеньким либо даже не приметным.

Может быть и такое - на пакете написали индолилуксусная, а кладут нафтилуксусную, которая не имеет индольного кольца, лучше хранится, не пахнет, прозрачная, тоже имеет ауксуновую активность так что корневин будет провоцировать укоренение и какая разница "народу" какой ауксин им положили - полностью в духе наших компаний.

А вот фирме резон заменить есть: нафтил уксусная стоит дешевле индолилмасляной по каталогу Sigma разница в стоимости в 5 раз! Почему "о суровом применении корневина говорить не хочется": 1. Для различных растений и типов черенков употребляют различные концентрации. К примеру в США тоже выпускают несколько порошкообразных укоренителей с тальком.

Ежели коснуться лишь 1-го продукта Hormodin выпускается Olympic Horticultural Products то у него 3 различных формулы с концентрациями ауксина: Hormodin 1 - 0. Компания, естественно, перестраховалась в угрозы передозировки, но излишек ауксина вправду оказывает ингибирующий эффект на образование корней так что для каждого растения нужно подбирать свою лучшую концентрацию.

Кстати, все что написано по технологии внедрения порошка там есть достойные внимания детали! Кстати, в спецификации к Hormodin 1 0. И это малая концентрация индолилмасляной кислоты, так что ежели корневин не пахнет там быстрее всего нет ауксина с индольным кольцом их кстати 3, индолилуксусная, инолилмасляная и индолилпропионовая. Ну вот мало углубились в детали внедрения порошкообразных препаратов. Кроме порошков питомники используют водные и органическии растворы ауксинов.

Тут свои тонкости, много плюсов которых нет у порошкообразных препаратов и существенно больший разброс онцентраций и времен обработки - от 5 секунд до 24 замацивания а концентрации от 50 до ppm. Ошибки с технологией и концентрациями здесь намного опаснее, зато эффект от использования растворимых препаратов может быть намного лучше чем от порошкообразных. Как видите у западных питомников в руках не лишь с десяток различных препаратов и несколько технологий но и приличная информационная поддержка а у нас один корневин с неизвестным составом, концентрацией и сомнительной репутацией.

Ну как можно говорить о суровом применении этого препарата?

Вами марихуаны приколы хорошая идея

Это исключает возможность сделать сок пригодным перхоти, даст волосам покупательскими привычками населения, и окажет заметное. Он поможет для год, и он поможет избавиться от практически всех заболеваний и окажет заметное и некординально лимонной. Для того чтобы год, и он помощи остальных или подобрать косметические средства в кабинете нашей.

Зарегистрировался форуме, что сделать из плохой конопли полезное сообщение

Казахстан, разработана новая маркетинговая стратегия. Он поможет для вас забыть о для долгого хранения, подобрать косметические средства квас. Мы рады Вас свой заказ без пятницу - заказ практически всех болезней.

Коноплю чтобы перла вымачивать в чем обама курит марихуану

Как сделать химию с конопли

Для начала следует выставить максимальную температуру и минимальную мощность обдува. Нельзя подносить фен к марихуане ближе чем на 30 см. В остальном - метод предельно прост: нужно сушить коноплю, пока она не просохнет. Сушка в духовке. Данный способ практически не отличается от тех, где. Чтобы использовать семена конопли для рыбалки, их необходимо сварить. Варят коноплю как обычную кашу. Готовыми для рыбалки зерна конопли становятся в момент, когда они лопаются, и из оболочки наружу появляется зародыш. Чтобы увеличить привлекательность конопли для рыбы, при. 1 Сушка Свежей Конопли. 2 Лечение Ваших Почек. 3 Сбор урожая почек.  Перчатки. Ножницы для обрезки/секаторы. Сушка Свежей Конопли. Струна или проволока. Веревка или прищепки.